Сайт Кремля

Президент России Владимир Путин заявил, что ему «придется попросить в правоохранительные органы» разобраться, почему о факте разлива топлива на ТЭЦ предприятия «Норникеля» МЧС и губернатор Красноярского края узнали только через два дня. «Мне придется попросить соответствующие и правоохранительные органы разобраться, что, от кого и куда было передано и какова была реакция всех, кто должен был действовать, как полагается», — сказал Путин, выслушав доклад главы МС Евгения Зиничева, главы Красноярского края Александра Усса и руководителя «Норильско-таймырской энергетической компании» Сергея Липина.

Так, глава МЧС Евгений Зиничев в своем докладе сообщил, что в ведомство «информация о происшествии поступила только 31 мая, в тот же день информация была доведена до губернатора Красноярского края» Александра Усса. Руководитель региона в свою очень сообщил, что «власти Красноярского края среагировали на эту ситуацию 31 мая, тогда как реально происшествие зафиксировано 29 мая». 

«29 мая поступил сигнал, что на территории Надеждинского металлургического комбината произошло возгорание легкового автомобиля на площади 350 квадратных метров. Этот пожар был локализован. В субботу, 30 мая, поступила информация, что возможна разгерметизация соответствующей емкости. Однако, по информации служб комбината, экологического ущерба на прилегающей территории нет. И только после появления тревожащей информации в соцсетях, настойчивых вопросов должностным лицам утром в воскресенье, 31 мая, была выявлена реальная картина происшествия», — доложил Усс Путину, отметив, что единственный способ утилизации разлившихся нефтепродуктов — сжигание. «Опыта сжигания такого объема топлива у нас в крае нет, поэтому прогнозировать, что это пройдет успешно, я не могу. Доклад закончил», — признался Александр Усс. Глава государства таким ответом был возмущен: «Ну что, доклад-то закончил? А чего делать-то? Вы же губернатор!» 

Далее Владимир Путин поинтересовался у руководителя «НТЭК» Сергея Липина, «почему [о ЧС] власти узнали только через два дня»: «Мы чего будем узнавать о ЧС из социальных сетей, что ли? У вас там все в порядке со здоровьем?» Сергей Липин в свою очередь заявил президенту, что 29 мая после разгерметизации бака № 5 в ТЭЦ-3 «были произведены оповещения», а «подразделение „Норникеля“ немедленно приступили к ликвидации разлива нефтепродуктов». Выслушав ответ Липина, президент России вновь задал вопрос: «Почему не сообщили сразу о том, что происходит?» Ответ главы «НТЭК» был прежний: «Руководствовались планом ликвидации разлива нефтепродуктов, направили оповещения». 

«Губернатор говорит, что узнали через два дня, и министр Зиничев тоже докладывал, что МЧС не было осведомлено, что происходит», — возразил Путин. Однако Сергей Липин в третий раз повторил, что вся информация о ЧП «в соответствии с планом была передана».

Напомним, утечка дизельного топлива произошла в Норильске 29 мая после того, как в резервуар ТЭЦ-3 врезался автомобиль и начался пожар. 1 июня в Норильске и на Таймыре был объявлен режим ЧС из-за разлива топлива. Красноярские власти оценивали загрязненную территорию в 100 тыс. квадратных метров. К утру 30 мая было собрано более 100 тонн нефтепродуктов, с места утечки вывезли загрязненный грунт, а саму территорию обработали абсорбентами. По данным WWF, в реках Далдыкан и Амбарная после аварии было обнаружено 20 тыс. кубометров дизельного топлива. 

По словам главы МЧС Сергея Зиничева, сейчас «остро стоит вопрос с утилизацией» нефтепродуктов. Глава Минприроды Дмитрий Кобылкин отметил, что он «не представляет, как сжигать» такой объем нефтепродуктов. «Костер на такой площади будет большой проблемой» — сказал сегодня Кобылкин.

В результате Владимир Путин принял решение объявить в Норильске режим ЧС федерального характера.

Хочешь, чтобы в стране были независимые СМИ? Поддержи Znak.com

Источник: www.znak.com

Добавить комментарий